Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

199

больше не было, а был совсем другой человек, которого трудно было узнать: он не переставал пить после Ирбитской ярмарки. В Узле он все ночи проводил в игорных залах Общественного клуба, где начал играть по крупной в компании Ивана Яковлича. Этот последний вернулся с ярмарки с пустыми карманами.

        – Как это вас угораздило? – спрашивал его Привалов.

        – Да так… не выдержал характера: нужно было забастовать, а я все добивал до сотни тысяч, ну и продул все. Ведь раз совсем поехал из Ирбита, повез с собой девяносто тысяч с лишком, поехали меня провожать, да с первой же станции и заворотили назад… Нарвался на какогото артиста. Ну, он меня и раздел до последней нитки. Удивительно счастливо играет бестия…

        Однажды, когда Привалов особенно долго засиделся в клубе, Иван Яковлич отвел его в сторону и както смущенно проговорил:

        – У Кати есть здесь мать… бедная старуха. Хотел я съездить к ней, нельзя ли чем помочь ей, да мне это неловко както сделать. Вот если бы вам побывать у нее. Ведь вы с ней видались у Бахаревых?

        – Да. Пожалуй, я съезжу, – согласился Привалов.

        – И «Моисей» просил тоже…

        – Он где теперь?

        – На поруках у отца живет пока, до суда.

        – Хорошо, я это устрою.

        Привалов даже обрадовался этому предложению: он чувствовал себя виновным пред старушкой Колпаковой, что до сих пор не навестил ее. Он отправился к ней на другой же день утром. Во дворе колпаковской развалины его встретил старик Полуянов, приветливо улыбнулся и с лукавым подмигиванием сообщил:

        – А ведь мое дело на днях вырешится окончательно… Как же! Я уж говорил об этом Павле Ивановне. Вот и бумаги…

        На сцену опять появился сверток разноцветных бумажек, бережно перевязанных розовой ленточкой.

        Павла Ивановна даже испугалась, когда в передней увидела высокую фигуру Привалова. Старушка както разом вся съежилась и торопливо начала обдергивать на себе старенькое ситцевое платье.

        – Не узнали, Павла Ивановна?

        – Испугалась, Сергей Александрыч… Как ты, голубчик, постарелто, и лицото совсем не твое стало. Уж извини меня, старуху: болтаю, что на ум взбредет.

        – А я зашел навестить вас, давно не видал.

        – Ох, давно, голубчик.

        Старушка засуетилась со своим самоваром, разговаривая с гостем изза перегородки.

        – Вот уж сорочины скоро, как Катю мою застрелили, – заговорила Павла Ивановна, появляясь опять в комнате. – Панихиды по ней служу, да вот собираюсь какнибудь летом съездить к ней на могилку поплакать… Как живато была, сердилась я на нее, а теперь вот жаль! Вспомнишь, и горько сделается, поплачешь. А всетаки я благодарю бога, что он не забыл ее: прибрал от сраму да от позору.

        Привалова неприятно поразили эти слова.

        – Вы очень строго судите свою дочь, – заметил он.

        – Нельзя, голубчик, нельзя… Теперь вон у Бахаревых какое горе изза моей Кати. А была бы жива, может, еще кому прибавила бы и не такую печаль. Виктор Васильич куда теперь? Оххохо. Разве этот вот Веревкин выправит его – не выправит… Марья Степановна и глазыньки все выплакала изза детокто! У меня одна была Катя – одно и горе мое, а погорюйка с каждымто детищем…

        – А Надежда Васильевна где теперь?

        Павла Ивановна недоверчиво посмотрела на Привалова прищуренными глазами.

        – А разве докторто, Бористо Григорьич, ничего тебе не говорил?

        – Я его не видал уже с месяц…

        – Надежда Васильевна живет теперь в Узле, уж вторая неделя пошла. Да.

        – Как в Узле?

        – Да ты в самом деле ничего не знаешь? Приехала она сюда вместе с этим… ну, с мужем, понынешнему. Болен он, ну, мужто этот.

        – Лоскутов?

        – Ну, он, выходит. У доктора и живут.

        – А Марья Степановна знает об этом?

        – Знаетто знает, да только слышать ничего не хочет…

        Старушка махнула рукой и заплакала. Для чужого горя у нее еще были слезы…

        – Ведь Надеждато Васильевна была у меня, – рассказывала Павла Ивановна, вытирая

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту