Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

102

ты взялсято? – взметался Лука. – Угодникибессребреники… Зачем ты приехалто?

        – Ну, ну, запричитал, старый хрен… Не с неба упал на тебя!.. Завтра двадцатый день пойдет, как с Саяна…

        – С прииску?

        – Обнаковенно… А то откуда?.. Ну, да нечего с тобой бобыто разводить… Старикто дома?

        – Дома, дома…

        – Ну, я к нему сейчас… пойду…

        – Ну, уж я тебя в таком виде не пущу, Данила Семеныч. Ты хоть образинуто умой наперво, а то испугаешь еще Василиято Назарыча. Да приберись малость, – вон на тебе грязищито сколько налипло…

        – Грязцы точно что захватил дорогойто… Не раздеваясь, гнал три недели!.. Рука даже опухла от подзатыльников ямщикам… Ейбогу!..

        – Да ну тебя, подь ты к чомору! – отмахивался Лука, затаскивая гостя в свою каморку. – Все у тебя, Данила Семеныч, хихи да смехи… Ты вот скажи, зачем к нам объявилсято?

        – Объявился – и вся тут, – коротко сказал Данила Семеныч, с трудом стаскивая с своих богатырских плеч стоявший лубом азям, под которым оказался засаленный татарский бешмет из полосатой шелковой материи.

        – Ох, чует мое сердечушко, што не к добру ты нагрянул, – причитал Лука, добывая полотенце из сундучка. – Василийто Назарыч не ждал ведь тебя, даже нисколько не ждал, а ты, наподи, точно снег на голову…

        – Я люблю скоро все делать…

        – Хошь бы письмо написал, што ли… Ведь много писал… Я сам носил твоито письма к барину!

        – Раньше писал, а теперь не о чем… Да письмо долго, а я живой ногой долетел. Нет ли у тебя пропустить чегонибудь? Горло пересохло…

        – Да ведь ты дорогойто, поди, на каждом станке прикладывался? Вон, глазато совсем заплыли…

        – Был и такой грех, Лука, был грех…

        – Знаю, знаю: как приехал в город, сейчас и зарядил? Хехехе…

        Данила Семеныч только бессильно махнул рукой и принялся умываться. Лука долго и безмолвно следил за процессом умыванья, а потом чтото вспомнил и торопливо выбежал из каморки.

        – Куда ты потащился? – спрашивал Данила Семеныч, намыливая свои жилистые бронзовые руки.

        – Сейчас, сейчас… обожди малость; я живой ногой.

        – Ты смотри, не болтай самойто…

        Но Лука не слышал последних слов и на всех парах летел на половину Марьи Степановны. Добежав до комнаты Надежды Васильевны, старик припал к замочной скважине и прошептал:

        – Барышня, а барышня… На один секунд…

        – Чего тебе, Лука? – отозвалась Надежда Васильевна, показываясь в дверях.

        – Матушка, барышня, да тот приехал, эфиопто наш… Ейбогу! У меня в каморке сидит…

        – Да кто приехал?

        – Ах, угодникибессребреники!.. Да Данила Семеныч приехал… А уж я по его образине вижу, што он не с добром приехал: и черт чертом, страсть глядеть. Пожалуй, как бы Василиято Назарыча не испужал… Ейбогу! Вот я и забежал к вам… потому…

        Надежда Васильевна, не слушая болтовни Луки, торопливо шла уже в переднюю, где и встретилась лицом к лицу с самим Данилой Семенычем, который, очевидно, уже успел пропустить с приезда и теперь улыбался широчайшей, довольной улыбкой, причем его калмыцкие глаза совсем исчезали, превращаясь в узкие щели.

        – Ах, старый хрен, успел уж набрехать по всему дому, – проговорил он, косясь на Луку. – Здравствуйте, барышня… Хорошеете, сударыня, да цветете.

        Данила Семеныч поцеловал руку, которую ему протянула Надежда Васильевна, и прибавил самым невинным тоном:

        – А вот я и приехал… Да.

        – Да с чем приехалито, Данила Семеныч?

        – А так… делать больше нечего на приисках, ну я и махнул.

        – Как нечего делать?

        – Да так…

        Данила Семеныч сделал выразительный жест рукой и опять засмеялся.

        – Дрянь дело, Надежда Васильевна… За папенькой вашим приехал.

        – Вы одну минуту подождите здесь, – проговорила Надежда Васильевна, оставляя гостя в зале. – Я сейчас проведаю папу, он, кажется, не совсем здоров…

        Василий Назарыч сидел в своем кресле и просматривал последний номер газеты. Подняв глаза, он улыбнулся

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту