Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

98

по опеке, ну, на что же вы надеетесь, позвольте полюбопытствовать?

        – Конечно, не на себя, Игнатий Львович, – деловым тоном отвечал немец. – Я – маленький человек, и вы и Александр Павлыч – все мы маленькие люди… А где маленькие мухи запутываются в паутине, большие прорывают ее.

        Ляховский пожевал губами, потер лоб рукой и проговорил:

        – А вы знаете, что большие мухи любят брать большие куски?

        – Из двух зол нужно выбирать меньшее: или лишиться всего, или пожертвовать одной частицей…

        – Что же вы думаете делать?

        – Для вас прежде всего важно выиграть время, – невозмутимо объяснял дядюшка, – пока Веревкин и Привалов будут хлопотать об уничтожении опеки, мы устроим самую простую вещь – затянем дело Видите ли, есть в Петербурге одна дама. Она не куртизанка, как принято понимать это слово, во только имеет близкие сношения с теми сферами, где…

        – Короче – у нее бывают большие люди? – перебил Ляховский, нетерпеливо ежа свои острые плечи…

        – Именно… Если она возьмется за это дело, тогда можно все устроить, решительно все!..

        – Но ведь ей нужно платить, этой вашей даме… – застонал Ляховский, хватаясь за голову, – понимаете: пла… тить!!

        – Она берет известный процент с предприятия, смотря по обстоятельствам: пять, десять… Вообще неодинаково!.. Придется, конечно, сделать небольшой авансик, пустяки – какихнибудь пятнадцатьдвадцать тысяч единовременно.

        – Оо! – завопил Ляховский, точно у него вырывали зуб – Нет, благодарю вас… У меня и денег таких нет! Довольно, довольно…

        – Игнатий Львович, что же вы в самом деле? – вступился Половодов. – Дайте хоть рассказать хорошенько, а там и неистовствуйте, сколько душе угодно!

        – Я согласен, что двадцать тысяч довольно круглая цифра, – невозмутимо продолжал дядюшка, потирая руки. – Но зато в какой безобидной форме все делается… У нее, собственно, нет официальных приемов, а чтобы получить аудиенцию, необходимо прежде похлопотать через других дам…

        – Которым тоже нужно платить!! – вскричал Ляховский, скрипя зубами.

        – Да, тысячи тричетыре…

        – Да за что же? за что?

        – Как за что? – удивился дядюшка. – Да ведь это не какиенибудь шлюхи, а самые аристократические фамилии. Дом в лучшей улице, карета с гербами, в дверях трехаршинный гайдук, мраморные лестницы, бронза, цветы. Согласитесь, что такая обстановка чегонибудь да стоит?..

        – Стоит, стоит… Ужасно много стоит! – стонал Ляховский.

        Ляховский до того неистовствовал на этот раз, что с ним пришлось отваживаться. Дядюшка держал себя невозмутимо и даже превзошел самого Альфонса Богданыча. Он ни разу не повысил тона и не замолчал, как это делал в критические минуты Альфонс Богданыч.

        – Да скажите же, ради бога: вы из папьемаше, что ли, сделаны? – кричал Ляховский, тыкая дядюшку пальцем.

        После страшной борьбы Ляховский наконец согласился с теорией дядюшки «затянуть дело», но все приставал с вопросом:

        – А как я могу вас проверить, Оскар Филипыч? Ну, скажите: как?

        – Я вам представлю расписки от самой, – невозмутимо отвечал дядюшка.

        – Вы сами напишете?!.

        Выйдя от Ляховского, дядюшка тяжело вздохнул и отер лоб платком; Половодов тоже представлял из себя самый жалкий вид и смотрел кругом помутившимися глазами.

        – Это сам дьявол, а не человек, – проговорил наконец дядюшка, когда они вышли из подъезда.

        – Хуже дьявола… – согласился Половодов, шаркая ногами. – А всетаки на нашей улице будет праздник…

        – Но чего это стоит!.. – вздохнул дядюшка; он был бледен и жалко мигал глазами.

        Основной план действия Половодов и дядюшка, конечно, не открыли Ляховскому, а воспользовались им только для первого шага, то есть чтобы затянуть дело по опеке.

       

XX

       

        Вечерние посещения бахаревского дома Привалову уже не доставляли прежнего удовольствия. Та же Павла Ивановна с своим вечным вязаньем, та же Досифея, та же Марья Степановна с своими воспоминаниями,

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту