Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

155

дозу хлоралгидрата. Проснувшись ночью, он услышал, как ктото хриплым шепотом спросил его:

        – Ты здесь?

        Это был бубновский голос, и доктор в ужасе спрятал голову под подушку, которая казалась ему Бубновым, мягким, холодным, бесформенным. Вся комната была наполнена этим Бубновым, и он даже принужден был им дышать.

        Целых три дня продолжались эти галлюцинации, и доктор освобождался от них, только уходя из дому. Но роковая мысль и тут не оставляла его. Сидя в редакции «Запольского курьера», доктор чувствовал, что он стоит сейчас за дверью и что маленькие частицы его постепенно насыщают воздух. Конечно, другие этого не замечали, потому что были лишены внутреннего зрения и потому что не были Бубновыми. Холодный ужас охватывал доктора, он весь трясся, бледнел и делался страшным.

        – Вам дурно, доктор? – спрашивала Устенька, сидевшая за своим столиком с корректурами. – Я принесу воды.

        – Ради бога, не двигайтесь, – умолял доктор шепотом.

        Ему казалось, что стоило Устеньке подняться, как все мириады частиц Бубнова бросятся на него и он растворится в них, как крупинка соли, брошенная в стакан воды. Эта сцена закончилась глубоким обмороком. Очнувшись, доктор ничего не помнил. И это мучило его еще больше. Он тер себе лоб, умоляюще смотрел на ухаживавшую за ним Устеньку и мучился, как приговоренный к смерти.

        Память вернулась только ночью, когда доктор лежал у себя в кабинете и мучился бессонницей.

        Так продолжалось изо дня в день, и доктор никому не мог открыть своей тайны, потому что это равнялось смерти. Муки достигали высшей степени, когда он слышал приближавшиеся шаги Прасковьи Ивановны. О, он так же притворялся спящим, как это делал Бубнов, так же затаивал от страха дыхание и немного успокаивался только тогда, когда шаги удалялись и он подкрадывался к заветному шкафику с мадерой и глотал новую дозу отравы с жадностью отчаянного пьяницы.

        Когда пришел навестить его старик Кацман, произошла совсем дикая сцена.

        – Ну, что, collega, как вы себя чувствуете? – спрашивал Кацман, нюхая пропитанный мадерой воздух.

        – Ничего, отлично.

        – А дайтека ваш пульс.

        Эта фраза привела Кочетова в бешенство. Кто смеет трогать его за руку? Он страшно кричал, топал ногами и грозил убить проклятого жида. Старик доктор покачал головой и вышел из комнаты.

        Однажды ночью, когда Кочетов шагал по своему кабинету, прибежала какаято запыхавшаяся женщина и Христом богом молила его ехать к больной.

        – Ох, у смерти конец, родненький, – причитала она. – Зашлась нашато барыня… Лежит, глазки закатила… Ох, смертынька!

        – Да какая барыня, говори толком?

        – А Серафима Харитоновна!

        – Какая Серафима Харитоновна?

        – Ах ты, господи!.. Ну, которая за Колобовым, за Галактионом Михеичем. Еще пароходы у него.

        Доктор давно не практиковал, но тут, по какойто инерции, согласился и поехал.

        В маленьком домике Колобова, где жила Серафима с детьми, шел страшный переполох. Доктора встретила в передней Харитина, бледная, но спокойная.

        – Простите, что мы потревожили вас, Анатолий Петрович. С сестрой плохо, а Кацман сам болен.

        Проходя мимо двери в столовую, Кочетов увидел Галактиона, который сидел у стола, схватившись за голову.

        Больная лежала в спальне на своей кровати, со стиснутыми зубами и закатившимися глазами. Около нее стояла девочкаподросток и с умоляющим отчаянием посмотрела на доктора.

        – Мама умерла… – прошептала она, точно боялась кого разбудить.

        Доктор приложил ухо к груди больной. Сердце еще билось, но очень слабо, точно его сжимала какаято рука. Это была полная картина алкоголизма. Жертва запольской мадеры умирала.

        Пущены были в ход холодные компрессы, лед, нашатырный спирт и обтиранья, пока больная не вздохнула и не открыла глаз.

        – Принесите сюда мадеры, – шепнул доктор Харитине.

        Через минуту в спальню вошел с только что откупоренною бутылкой вина

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту