Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

129

        – А я к тебе с секретом, – объяснил Харитон Артемьич, доставая из кармана духовную. – Вот посмотри эту самую бумагу и научи, как с ней быть.

        Нотариус оседлал нос очками, придвинул бумагу к самой свече и прочел ее до конца с большим вниманием. Потом он через очки посмотрел на клиента, пожевал сухими губами и опять принялся перечитывать с самого начала. Эта деловая медленность начинала злить Харитона Артемьича. Ведь вот как эти приказные ломаются над живым человеком! Кажется, взял бы да и стукнул прямо по башке старую канцелярскую крысу. А нотариус сложил попрежнему духовную и, возвращая, проговорил какимто деревянным голосом:

        – Завещание недействительно, Харитон Артемьич.

        В первую минуту Малыгин хорошенько даже не понял, в чем дело, а только почувствовал, как вся комната завертелась у него перед глазами.

        – Как недействительно?! – вскипел он уже после драматической паузы.

        – Очень просто… Недостает одного свидетеля.

        – Как недостает? Целых двое подписались.

        – В томто и дело, что двое… По закону нужно троих.

        – Врешь… Я сам подписывал духовную у старика Попова, и нас было двое: протопоп да я.

        – Совершенно верно: когда подписывает духовную в качестве свидетеля священник, то совершенно достаточно двух подписей, а без священника нужно три. И ваше завещание имеет сейчас такую же силу, как пустой лист бумаги.

        – Не может этого быть, потому как у меня деньги на жену положены были.

        – Дело ваше, а духовная всетаки недействительна.

        – Значит, все прахом?.. Нет, не может этого быть… Тогда что же мнето останется?

        – По закону вы получите четвертую часть из движимого и восьмую из недвижимого.

        – И это только потому, что нет третьего свидетеля?

        – Только поэтому. В законе сказано прямо.

        – Да ведь жена была моя, и я свой дом записывал на нее и свои деньги положил на ее имя в банк?

        – Это все равно. Вы только наследник после нее.

        Харитон Артемьич забегал по кабинету, как бешеный. Лицо побагровело, и нотариус даже испугался.

        – Успокойтесь, Харитон Артемьич… Бывает и хуже.

        – Да ведь это мне зарез… Сам себя зарезал… Голубчик, нельзя ли поправить какнибудь? Ну, подпишись третьим ты сам.

        – Нельзя.

        – На коленки встану… не уйду отсюда.

        – Ничего не могу.

        – Ну, чего тебе стоит? Будь отцом родным… Ведь никто не узнает.

        – Не могу… Я присягу принимал.

        – А ежели я сам подпишусь третьим?

        – Нельзя.

        С Малыгиным сделалось дурно, и нотариусу пришлось отпаивать его холодною водой.

        – Это меня проклятый писарь подвел! – хрипел старик, страшно ворочая глазами. – Я его разорву на мелкие части, как дохлую кошку!

        – Успокойтесь, Харитон Артемьич. Ведь со своими дело будете иметь, а не с чужими.

        – Со своими? Вот в томто и вся моя беда… Свои! Хаха!

        От нотариуса Малыгин направился прямо в ссудную кассу Замараева. Он ворвался, как ураган, и сгоряча не узнал даже зятя.

        – Где разбойник? где погубитель?

        – Тятенька, кого вам нужно? – спрашивал Замараев.

        – Ах, это ты!.. Тебя нужно!.. Тебя… Задушу своими руками!

        – Какие вы слова, тятенька, выражаете… Вот лучше напьемся чайку и потолкуем.

        – Чайку? Вот где мне твой чаек… Твоя работа, разбойник! Ты составлял духовную!

        – Все по закону, тятенька, и духовная по всей форме.

        – А где третий свидетель?

        – Это уж было ваше дело, тятенька… Вы подбирали свидетелей.

        – Не говори, душегубец!

        Старик страшно бунтовал, разбил графин с водой и кончил слезами. Замараев увел его под руку в свой кабинет, усадил на диван и заговорил самым убедительным тоном:

        – Тятенька, напрасно вы на меня мораль пущаете… И даже лучше, что так вышло.

        – Чтоо?!. Ах, разбойник!

        – Нет, вы меня выслушайте… Допустим, что духовная была бы правильно составлена – третий свидетель и прочее… Хорошо… Вы предъявляете духовную, ее утверждают, а деньги получили бы

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту