Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

35

Ардальон Павлыч, коли мы его не накроем. Ждать, што ли, когда Тарас Ермилыч все узнает? Будет, насосался…

        Чтобы поскорее «сострунить» Мотьку, заговорщики придумали устроить притворную ссору и этим устранить возможность свиданий в генеральском доме. Прежде всего верный раб Мишка накинулся на Мотьку:

        – Эй ты, чужая ужна, што больно перьято распустила?.. Мне житья не стало от твоихто хахалей!.. Штобы и духу ихнего не было, а то прямо пойду к генералу и паду в ноги: «Расказните, ваше высокопревосходительство, а подобных безобразиев в вашем собственном доме не могу допустить». Слышала?

        – Миша, голубчик, да в уме ли ты? – уговаривала напугавшаяся Мотька. – Да с чего ты разъершилсято?

        – А ты у меня поговори еще!.. Я тебе покажу феферу…

        Как Мотька ни упрашивала, Мишка остался непреклонен, точно бес на нем поехал. В первый же раз, как только пришел Савелий, верный раб Мишка привязался к нему.

        – Да ты што это повадился к нам, немаканое рыло?

        – Михайло Потапыч, да вы только выслушайте…

        – Было бы кого слушать?.. Мораль по всему городу пущаешь… Подумал бы, куда с рыломто своим лезешь?.. а?..

        – А вы не очень, Михайло Потапыч… Мы и сами сдачи сдадим, коли к нам в дом придете.

        – Мне? сдачи?.. Да я…

        Дальше расстервенившийся верный раб схватил Савелия и вытолкал его на улицу. Мотька слышала всю эту сцену, спрятавшись наверху лестницы, и горько плакала. А Савелий поднял с земли упавший картуз, погрозил Мишке в окно кулаком и отправился к себе домой, – только его Мотька и видела.

        Вечером этого же дня Мишка сидел в каморке Савелия и весело бахвалился.

        – Што, ловко я тебя саданул, Савельюшко?

        – Ничеготаки… Знакомому черту тебя подарить, так, пожалуй, и назад отдаст.

        – А Мотькато ревеларевела… И глаза у ней опухли. Только бы нам ее из дому выманить… Так я говорю? Ты этак вечерком около домато по тротувару разика два пройдись, а Мотька уж сама вывернется за ворота. Смотри, улетит наш Ардальон Павлыч.

        Затеянная комедия была разыграна до конца, как по нотам. Савелий не показывался в генеральский дом целую неделю, а потом послал Мишке верного человека, чтобы поскорее завернул в злобинский дом. Когда Мишка пришел, Савелий даже не взглянул на него, как виноватый, а только проговорил:

        – Через три дни генерал поедет по заводам и тебя возьмет с собой, а генеральша поставит на окно в гостиной свечку… Это у них знак такой. С террасы есть ход в сад, вот по этому ходу Ардальон Павлыч и похаживает к генеральше, когда генерала дома нет.

        – Нноо?.. А ведь и точно, Савельюшко: есть такой ход. Верное твое слово…

        – У них уж давно такие ненадобные дела, а генеральша нисколько не боится. Ардальон Павлыч сказал Мотьке, што убьет ее, ежели язык развяжет…

        – Дела! В лучшем виде, Савельюшко…

        – Мое дело сделано, а теперь уж ты приструнивай генеральшу, как знаешь.

        – Ох, уж и не говори лучше: пришел мой смертный час!.. – вздохнул Мишка. – Разразит меня генерал по первому слову, уж это я вполне чувствую.

        Савелий глухо молчал и все отвертывался от Мишки: его заедала мысль, изза чего он сделался предателем. Совестно было своего же сообщника, а уж про других людей и говорить нечего… И Мишку сейчас Савелий ненавидел, как змеяискусителя.

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту