Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

33

В переделах бывал, а такими делами не случалось заниматься.

        – Да тебято убудет, што ли?

        – Говорю: претит… Конешно, Мотька – ухо девка, и побаловаться даже любопытно, только всетаки зазорно.

        – Ну, как знаешь, Савелий Гаврилыч… Мое дело сказать, а там уж сам догадаешься. А Мотька все знает и все тебе обскажет, ежели ты ее в оглобли заведешь… Бабы на это просты.

        Как ни уговаривал Мишка, но Савелий уперся и ни за что не соглашался на его план. На этом и разошлись…

       

VIII

       

        Может быть, коварство верного раба Мишки так и осталось бы в области предположений, но ему помог сам Ардальон Павлыч. Барин зазнался и при посторонних посмеялся над Савелием, рассказал все тот же несчастный анекдот о свечке с продолжением. Подручный побелел от бешенства, когда все хохотали, и сказал про себя только одну фразу:

        – Погоди, собака, утру я тебе нос…

        Савелий в тот же день отправился в генеральский дом и отдал себя в полное распоряжение верного раба Мишки.

        – Такто лучше будет, милаш, – похвалил Мишка, – твоято невелика работа, а каково мне потом достанется… А дельце наше верное: все знаки есть. Устигнем генеральшу, Савельюшко…

        На этот разговор Мотька, конечно, не преминула выбежать. Свесившись, по обыкновению, через перила, она крикнула сверху:

        – Тише вы, черти!.. Еще генеральшу разбудите.

        – Што больно строга? – ответил снизу Савелий.

        – Вся тут: уж какая есть.

        – Не пугай, Мотя… Еще ночью померещится, в добрый час молвить.

        – Тьфу! кержак немаканый…

        Этой коротенькой сценой началась правильная осада засевшего наверху неприятеля. Через Мишку Савелий узнал весь порядок генеральского дня, а главным образом, когда Мотька бывает свободной. Таких минут, когда Мотька могла «удосужиться», было, правда, немного, и их приходилось ловить. Верный раб Мишка в эти редкие минуты с ловкостью заговорщика умел куданибудь скрыться, а Мотька сверху спускалась в нижнюю переднюю, чтобы позубоскалить с красивым кержаком. Дело пошло быстро вперед, так что, если Савелий не показывался дня два, Мотька начинала сама приставать к Мишке с расспросами.

        – Отвяжись, худая жисть! – притворно ругался Мишка. – Я вот ужо доложу генеральше, так будет тебе от нее два неполных. Не девичье это дело на чужих мужиков глаза пялить. Надо и стыд знать…

        – Ах ты, татарская харя!.. Я вот тебе «доложу»… Забыл генеральскуюто нагайку?

        Мотька хоть и ругалась с Мишкой, но это было только одной формой и делалось для видимости. В сущности Мотька сразу отмякла и больше не подводила Мишку под генеральскую грозу, а даже предупреждала, когда генеральша «в нервах». Мишка вел свою политику и не показывал вида, что замечает чтонибудь Савелий настолько увлекся начатой игрой, что уже начал стесняться Мишки и больше отмалчивался, когда тот чтонибудь расспрашивал.

        – Ты ее из домуто вымани поскорее, – учил Мишка. – А там уж вся твоя будет… Известно, дура баба!.. Сразу отмякла… Как ты придешь, так у ней уж весь дух подпирает.

        – Не совсем ладное мы затеяли, Михайло Потапыч… – вздыхал Савелий, крутя головой. – Тоже и на нас крест есть.

        – Разговаривай… Эх ты, Савелий! Баба ты, вот што я тебе скажу… Уйдет, видно, от нас Ардальон Павлыч!..

        Пока Савелий не делал попытки

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту