Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

        – Знаю, знаю…

        – И притом народ все простой, без всякого образования. Лучшие чувства иногда проявляются в такой откровенной форме…

        – Да, но нельзя этого народа распускать: сейчас забудутся. Мое правило – держать всех в струне… Моих миллионеров я люблю, но и с ними нужно держать ухо востро. Да… Мужик всегда может забыться и потерять уважение к власти. Например, я – я решительно ничего не имею, кроме казенного жалованья, и горжусь своей бедностью. У них миллионы, а у меня ничего… Но они думают только о наживе, а я верный царский слуга. Да…

        Смагин почтительно наклонил голову в знак своего душевного умиления, – солдатская откровенность генерала была ему на руку. После этих предварительных разговоров он ловко ввернул рассказ о том, как Тарас Ермилыч молился утром богу и бросил свечу об пол. Генералу ужасно понравился анекдот, и генеральский смех густой нотой вырвался из кабинета.

        – Три раза прилеплял свечу, а потом об пол?

        – Точно так, ваше превосходительство… Бросил свечку и убежал из моленной.

        – На кого же это он рассердился: на свечу или на бога?.. Надо его будет спросить самого… Хаха!.. «Господи помилуй!» – а потом и свечку о пол. Нет, что же это такое, братец? Послушай, да ты это сам придумал?..

        – Истинное происшествие, ваше превосходительство. Удивительного, помоему, ничего нет, потому что совсем дети природы…

        – Ну, этого я не понимаю, братец, какие там дети природы бывают, а вот со свечкой так действительно анекдот… Надо будет Енафе Аркадьевне рассказать: пусть и она посмеется. Только я самто не мастер рассказывать бабам, так уж ты сам.

        – Сочту за особенное счастие, ваше превосходительство.

        – «Господи помилуй!», а потом свечку… хаха!.. Нет, братец, ты меня уморил… Пусть и Енафа Аркадьевна посмеется.

        Подогрев генерала удачно подвернувшимся анекдотом, Смагин еще с большей ловкостью передал эпизод о сгоревшем с вина енисейском купце, причем в самом смешном виде изобразил страх Тараса Ермилыча за это событие.

        – Вот дурак… – удивился генерал. – Да ведь он не убивал этого опившегося купца?.. Дорвался человек до дарового угощения, ну, и лопнул… Вздор! А вот свечка… хаха! Может быть, Тарасто Ермилыч с горя и помолиться пошел, а тут опять неудача… Нет, пойдем к генеральше!..

        Развеселившийся старик подхватил гостя под руку и повел его через парадный зал в гостиную хозяйки. Енафа Аркадьевна была уже одета и встретила их, сидя на диване. Гостиная была отделана богато, но с мещанской пестротой, что на барский глаз Смагина производило каждый раз неприятное впечатление. Сегодня она была одета более к лицу, чем всегда.

        – Вот он… он все тебе расскажет… – шептал генерал, задыхаясь от смеха. – Ох, уморил!..

        Повторенный Смагиным рассказ, однако, не произвел на генеральшу ожидаемого действия, – она даже поморщилась и подняла одну бровь.

        – Помоему, это очень грубо… – проговорила она, не глядя на гостя.

        – Ах, матушка, ничего ты не понимаешь!.. – объяснил генерал. – Ведь Тарас Ермилыч был огорчен: угощалугощал дорогого гостя, а тот в награду взял да и умер… Ну, кому приятно держать в своем доме мертвое тело? Старик и захотел молитвой успокоить себя, а тут свечка подвернулась… хаха!..

        – Вам нравится все грубое, –

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту