Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

10

так прямо и так просто.

        Старик еще чтото расспрашивал, а потом подошел переселенческий обоз. Уж только и народ… Притомились все за дорогуто, обносились, затощали – смотреть жаль. А видно, что народ все хороший, правильный народ, не чета сибирскому. Этакомуто народу дайка вольную сибирскую землю, так работа огнем загорит. И бабы все хорошие, хотя и в лаптях.

        Когда обоз уже прошел, Спирька заметил, что Дунька оглянулась на него. Эти большие серые глаза точно позвали его. Спирька сел на лошадь, догнал обоз и обратился к старику:

        – Ты, видно, дедко, ходоком будешь?

        – Ён самый.

        – Словечко я тебе одно скажу, дедко… Эх, дорогое словечко, а вся цена – полуштоф водки.

        Обоз остановился. Около Спирьки собрались мужики.

        – Куда в Томскую губернию тащитесь? – заговорил Спирька, мотаясь в седле. – Экую даль тащиться, да это помереть.

        – Нужда, милчеловек, гонит… Не сами идем. Нужда устигла…

        – Эх, вы…

        Спирька обругался, а потом прибавил:

        – Вот что я вам скажу, расейские мужички… Сделаем дельце так: вы мне выставите, напримерно, полуштоф водки, а я, напримерно, отведу вам тыщу десятин вольной земли. На, пользуйся да поминай Спирьку… Все будете благодарить, а у которых ежели есть дети, так и дети будут чувствовать, каков есть человек Спирька.

        Переселенцы выслушали и сначала не поверили Спирьке: пьяный человек зря болтает. Да и вид у него совсем шалый. Погалдели расейские лапотники, посмеялись над Спирькой и хотели идти дальше, но остановила всех Дунька:

        – Полуштоф с миру пустое, а может, ён и в сам деле может определить…

        Началась жестокая ряда. Спирька стоял на своем.

        – Да ты скажи наперед, а потом мы тебе бочку этого проклятого вина укупим.

        – Не могу, – артачился Спирька. – Самому дороже стоит, и притом у меня свой карахтер… Не хотите своей пользы понимать…

        Старик Антон подумалподумал и решил в свою голову:

        – Вот што, милчеловек, так и быть: сделаю тебе уважение. Понимаешь, распоследнее отдаю.

        Только теперь Спирька догадался, что такое решение старика Антона было внушено Дунькой. Дело ясно, как день… Она видела всех насквозь.

        Водки в обозе, конечно, не оказалось, и пришлось ехать до первой деревни, где был кабак. Измученный жестоким похмельем, Спирька выпил всю бутылку дрянной кабацкой водки чуть не залпом, прямо из горлышка. Потом Спирька крякнул, вытер лицо рукавом рубахи и заявил:

        – Ну, дедко, твое счастье… Купил ты меня.

        Они отошли в сторону, и Спирька действительно обсказал все на совесть.

        – Вы, дедко, вот как сделайте… Тут есть Кульмяцкая башкирская волость, земли видимоневидимо – понял? У них такое правило: башкирувотчиннику4 полагается тридцать десятин на душу, а башкируприпущеннику всего пятнадцать…

        Голова старика Антона закачалась от удивления: всего пятнадцать десятин?..

        – А дело не в этом, дедко, – объяснял дальше Спирька. – Башкирскуюто землю пьяный черт мерял после дождичка в четверг… Сколько этой земли – никто не знает. И еще есть причина: мрут эти башкиры, как мухи, а землято остается тоже. Понял?

        – А ты не омманываешь?

        – Ну, вот тоже скажет человек… Што мне тебя обманывать, когда у нас своя деревня стоит на башкирской земле. Пришли и осели… Пятьдесят

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту