Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

3

ты круглая дура, Дунька. Зачем по лесу шляешься?

        – Ближе лесомто… Да што ты пристал ко мне, смола? Сказано: иди своей дорогой.

        – И пойду… Думаешь, испугался? Тоже не укажешь, чертова кукла… У! взял бы да так взвеселил…

        Он прошел в двух шагах от нее, а потом опять остановился. Дунька шла своей дорогой, не оглядываясь.

        – Дунька… постой… – крикнул он изменившимся голосом, точно кто сдавил ему горло. – Словечко надо тебе одно сказать…

        Дунька, не оглядываясь, вдруг бросилась бежать. Это выражение бабьего страха окончательно вышибло Спирьку из ума. Он догнал ее в несколько прыжков и схватил за руку.

        – Не замай… Спирька, да ты в уме ли?

        – Постой, говорят… Што ты дуромто бросилась бежать? Не разбойник ведь…

        – Отпусти, говорят!..

        – А не пущу…

        Он тяжело дышал… Она смотрела на него испуганными глазами и сделалась еще красивее.

        – Дунька… Дуня… Зачем ты постоянно сердишься на меня?

        – А зачем ты постоянно меня ругаешь? Проходу от тебя нет, от непутевого…

        – Я ругаю? – удивился Спирька, выпуская ее руку: – Вот опять ты и вышла круглая дура… Как есть ничего не понимаешь!.. Да я… ах, боже мой!.. Да я, кажется… Што я, зверь я, што ли, лесной? Изверг?

        – Известно, каков человек. Недалеко ушел от разбойникато, коли чужих баб в лесу останавливаешь.

        – А ты была у меня на уме, кикимора? А, была?..

        Спирька опять озлился, а потом прибавил сдавленным голосом:

        – Всех вас взять, Новожилов, так вы пальца одного Спирьки не стоите… Поняла? Вот каков есть человек Спирька…

        – Уж очень ты дорожишься… Прощай.

        Она хотела уйти, но он опять удержал ее.

        – Спирька, не замай!.. Вот ужо скажу мужу…

        – Мужу? Хаха… Испугала до смерти. Да я из твоего мужа и крупы и муки намелю. Слышала? А я к тебе с добром, Дуня…

        Она опять со страхом посмотрела на него.

        – Ну?

        – Ты вот говоришь, что я тебя все ругаю, ну… А что у меня на уме… сердце горит… Кажется, взял бы да пополам и разорвал тебя: на, не доставайся никому… И себя порешить… Ничего, значит, не надо…

        Эти несвязные слова окончательно перепугали Дуньку, и она вся затряслась.

        – Спирька, шалый, кому ты выговариваешь такието слова? Забыл, что я мужняя жена?.. Вот я свекру ужо пожалуюсь, так ён тебя выучит…

        – Свекру?

        У Спирьки помутилось в голове, точно у быка, которого ударили по лбу обухом. Он посмотрел на Дуньку воспаленными дикими глазами и схатил в охапку.

        – Свекру, а?.. Мужу, а?.. – шептал он задыхавшимся голосом. – Я же тебе покажу.

        Она както жалко пискнула в железных объятиях Спирьки и начала отчаянно защищаться. Борьба происходила с молчаливым ожесточением. У Дуньки свалился платок с головы и рассыпались косы изпод сбившегося повойника. Это ничтожное обстоятельство привело в себя Спирьку. Дунька воспользовалась мгновеньем, вырвалась и заорала благим матом. Спирька бросился было за ней, но увидал издали ехавших по пашне деревенских мужиков.

        – Дунька!.. – крикнул он вслед, грозя кулаком. – Ведь ты душу из меня вынула, змея подколодная!

        Дунька остановилась на опушке, чтобы привести в порядок свой костюм, а главное – волосы. Спирька только сейчас сообразил, как все вышло безобразно. Ехавшие по пашне мужики слышали женский крик,

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту