Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

31

думал старик. – Ну, нет, погоди, матушка… Мы еще посмотрим, чья возьмет».

        Между прочим, Егор Иваныч припомнил переговоры о новой компании, которую составил Капитон. Тоже дело не чисто, потому что негде им, прохвостам, было взять денег.

        Немного поправившись, Егор Иваныч отправился к Густомесову. Агнии Ефимовны как раз не случилось дома.

        – В банк уехала, – объяснил слепой.

        – Так, так…

        – Она ведь у меня по всем статьям. Лучше меня дела все помнит…

        – Так, как. Что же, дело хорошее… Да, хорошее. А ты всетаки того, Яков Трофимыч, не оченьто доверяйся. Великий соблазн идет от денег… Вот какнибудь вечерком посчитали бы вместе твои капиталы…

        – Ну, нет, спасибо. Считай у себя зубы во рту…

        Слепой обиделся и по пути припомнил, как подсыпался к нему Лаврентий Тарасыч вот с такими же жалостливыми речами, а потом взял да и объегорил в лучшем виде. И этот туда же… Нет, шалишь, хотя и пораньше родился.

        Они расстались довольно холодно. Егор Иваныч тоже обиделся за недоверие. На лестнице он встретил Агнию Ефимовну.

        – Здравствуй, хозяюшка… Все хлопочешь?

        – Умаялась, Егор Иваныч. Делато большие, а бабий ум короче воробьиного носа…

        Агния Ефимовна сразу поняла, с чем приходил Егор Иваныч, и только улыбнулась. Немного опоздал старичок…

       

XII

       

        Важен первый шаг, а остальное приходит само собой. Устроивши первый подлог, дальше Агния Ефимовна пошла вперед уже с легким сердцем. В самом деле, не все ли равно, отвечать за тридцать тысяч или за триста? И что значат деньги, когда душа огнем горит? Агния Ефимовна окончательно завладела мужем, и он теперь верил только ей одной. Для своих целей ей нужно было заручиться таким же доверием Анны Егоровны, и она добилась этого. Дело в том, что в своих письмах к жене Капитон Титыч постоянно напоминал, чтобы она во всем слушалась Агнии Ефимовны. Анна Егоровна была рада хотя этим угодить мужу и постоянно защищала Агнию Ефимовну перед отцом.

        – Чужая душа – потемки, тятенька, а, помоему, Агния Ефимовна – хорошая женщина. Трудно ей, бедной… С зрячимто мужем горя не расхлебаешь, а тут изволь нянчиться с слепышом. Другая давно бы сбежала…

        – Было бы куда бежать…

        – Нет, ты ее не любишь, тятенька, и поэтому так говоришь.

        – Ох, не люблю, Аннушка! Грешный человек, не верю ей… Вон она мужато как обошла. Я както заговорил с ним стороной про нее, так он вот как на дыбы поднялся… Съесть готов.

        – Кому же и верить, как не жене?

        – Глядя по тому, какая жена. А промежду прочим, не нашего ума дело: не наш воз, не наша и песенка. Чтото вот только около тебя, Аннушка, она уж очень обихаживает… Боюсь я.

        – В скитуто вместе сидели, ну и дружим. Натерпелась она там довольно… И не расскажешь всего… И теперь еще, как вспомнит, так и зальется слезами горькими Агниято Ефимовна.

        А Агния Ефимовна делала свое дело, не покладаючи рук. Она уже получила тайным путем от Капитона два письма. Дело у него не ладилось, и он просил все новых и новых денег. Счастье точно отступило от Капитона, когда он сошелся с Агнией Ефимовной. Все пошло через пеньколоду.

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту