Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

        Так и пошло. Перед отъездом в тайгу Капитон проговорил:

        – Ну, Агния, смела ты, а только добром все это не кончится… Быть нам с тобой на одной веревочке.

        – Пустяки: двум смертям не бывать, а одной не миновать.

        Агния Ефимовна только улыбалась. Что такое деньги? Только бы он, ясный сокол, посмотрел ласково, приголубил, обнял… Она была готова на все за одно ласковое слово. Жизнь в ней кипела. Капитон невольно поддавался ее обаянию и тоже готов был на все.

        – А ты будешь вспоминать обо мне там, в тайге? – ластилась к нему Агния Ефимовна. – Жену вспомнишь, а меня позабудешь…

        Вместо ответа Капитон только сжимал ее в своих могучих объятиях и поднимал на воздух, как перышко.

        – Милый, любишь?..

        – И люблю и ненавижу…

        – Вот как я тебя… Не забывай. Пришли весточку. А в случае чего, за деньгами дело не встанет.

        Совестно было Капитону прощаться с обманутой молодой женой, но он слишком далеко зашел – возврата не было. Он рассчитывал на одно, что отработает выкраденные у Густомесова деньги и тогда будет чист. Ведь и деньгито эти он же им дал, ежели разобрать правильно. Одним словом, начиналась та преступная логика, когда человек оправдывает себя во всем. Важен первый шаг, а там преступление покатится с горы комом снега.

        Капитон уехал, а Егор Иваныч разнемогся и остался дома. Теперь уже могли вести таежные дела и без него, благо все было устроено, налажено и предусмотрено. Старик был счастлив, что мог запросто видаться с дочерью, которая приезжала его проведывать каждый день. Хорошая была эта Аннушка, покорливая, серьезная – вся вылитая мать. Цены бы ей не было, если бы другой муж попался. Ну, да тут говорить нечего: от своей судьбы никто не уйдет… Егор Иваныч только вздыхал.

        Много хороших вечеров скоротали отец с дочерью. Теперь Егор Иваныч мог с ней говорить, как с вполне взрослым человеком, и каждый раз убеждался только в одном, какую хорошую дочь вырастил. Раз, в минуту откровенности, он проговорил:

        – Ах, Аннушка, Аннушка… Загубил я тебя. Польстился на богатство, а теперь через моето золото твои слезы льются.

        – Ничего, тятенька, какнибудь перетерплю… Опомнится Капитон Титыч.

        – Опомнится? Горбатогото, милушка, одна могила исправит…

        Аннушка залилась слезами, спрятала свое лицо на отцовской груди и прошептала:

        – Люблю я его, тятенька… К сердцу он пришелся.

        – Ну, а он как? Любит?..

        – Сначалато очень любил, а теперь… я сама виновата, что не умела угодить.

        – Постой, постой… гм… Нет, тут чтото дело неладно. Да…

        Здесь в первый раз у старика мелькнуло в голове подозрение на Агнию, но он смолчал и ничего не сказал дочери. Зачем ее тревожить напрасно?.. Никогда не любил старик увертливой и ловкой Агнии Ефимовны, а теперь, перебирая события последнего времени, не мог не заметить, что дело не чисто. Чтото уж весела Агния Ефимовна и на глазах у всех ластится к слепому мужу. Раньшето не так было… Опытный старик достаточно видел на своем веку и инстинктом почуял потаенную ложь. Да, чтото тут кроется… И Капитон неспроста переменился к жене.

        «Колдунья какаято, –

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту