Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

хочу ее нищей оставлять.

        Мелкозеров даже отшатнулся от верного слуги, посмотрел на лежавшего на полу Капитона и потом проговорил, указывая на него:

        – Ты сговорился с ним… Может, вместе собрались убить меня? А?!

        – Зачем убивать… А только, Лаврентий Тарасыч, больше я тебе не слуга. Будет…

        Это была настоящая живая картина. Центр занимал лежавший на полу Капитон, могучий мужчина с окладистой темной бородой, около него стоял Егор Иваныч, немного откинув назад свою седую голову, а против них бегал Мелкозеров – высокий плечистый мужчина с крутым лбом, огневыми темными глазами и бородкой клинышком. Все они были одеты подомашнему, в раскольничьи полукафтанья, в русские рубахикосоворотки и в смазные сапоги.

        – Сорок лет тебе я прослужил, Лаврентий Тарасыч, а теперь пора и о себе позаботиться, – продолжал Егор Иваныч. – Всякому своя рубашка к телу ближе…

        Капитон в этот момент поднялся и проговорил всего одну фразу:

        – И я тоже…

        Мелкозеров посмотрел на обоих и сказал всего одно слово:

        – Вон!..

        Вся контора замерла, ожидая, какую штуку выкинет Капитон, но он только посмотрел на дядю и отвернулся.

        Егор Иваныч и Капитон вместе вышли на крыльцо. Они молча прошли двор и остановились у ворот. Капитон снял шляпу, поправил кудрявые волосы, пораскольничьи подстриженные в скобку, и, погрозив кулаком в окно конторы, проворчал:

        – Погоди, идол, я до тебя доберусь!..

        Егор Иваныч взял его под руку и повел под гору, – мелкозеровский дом стоял на горе. Они молча прошли полулицы, а потом старик заговорил:

        – Ну, Капитон, теперь мы с тобой на одном положении. Осенью по первопутку я выезжаю с партией в тайгу.

        – Слышал…

        – Ежели хочешь, поедем вместе.

        – На густомесовские деньги?

        – Уж это не твое дело. Попытаем счастья…

        Старик боялся услышать в ответ Капитоново «не хочу», но Капитон только тряхнул головой и молча протянул руку.

        – Э, где наша не пропадало, Егор Иваныч!.. Будет, поработали на прелюбезного дядюшку. Ах, так бы, кажется, пополам и перекусил его!..

        – Будет, утишись. Сердцето у вас у обоих огневое, Капитон, вот ладуто и не выходит, а со мной уживешься.

        Капитона Егор Иваныч знал с детства, когда он еще состоял при строгом дяде в мальчиках, и любил его похорошему, как любят хорошие люди. В упрямом мальчике было много симпатичных сторон, а Егор Иваныч жалел его, как сироту. Посвоему, постариковски, он больше всего ценил в нем хорошую кровь. Вот и теперь: ни на волос не сдался, хоть на части режь. С огнем другогото такого кремня поискать…

        Впоследствии Егор Иваныч тысячу раз раскаивался вот за эту сцену.

       

IV

       

        Приготовления к походу в далекую тайгу заняли все лето. Нужно было собрать партию рабочих в пятьдесят человек, заготовить всякую приисковую снасть, провиант, одежу для рабочих – одним словом, все, что могло потребоваться за зиму в безлюдной тайге. Егор Иваныч точно помолодел и работал за троих. Он поднимался с зарей и хлопотал вплоть до ночи. В виде отдыха старик время от времени уезжал из Сосногорска в Увек, чтобы повидаться с дочерью, –

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту