Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

показалось молодое девичье лицо и посмотрело на странника удивленными серыми глазами. Это была совсем молодая девушка, лет шестнадцати, и ее лицо казалось еще моложе от черной скитской шапочки, в каких ходят послушницы. Потом это лицо сделало знак страннику идти в избу. Послушница встретила его в полутемных сенях и повела в заднюю избу. Она была такая высокая и стройная, так что странник даже полюбовался про себя. Хороши на Увеке послушницы, нечего сказать!..

        Войдя в избу, странник положил начал и, поклонившись сидевшей на лавке толстой старухе, проговорил:

        – Прости, матушка, благослови, матушка…

        – Бог тебя простит, странничек, бог благословит, – не по летам певуче ответила старуха, оглядывая гостя, – От Мисаила сказался?

        – От его, видно, – ответил странник, добывая изза пазухи кожаный кошель. – Вот тебе и грамотка, честная мать…

        Старуха взяла сложенную трубочкой засаленную грамотку, внимательно ее осмотрела и проговорила:

        – Егорто Иваныч дожидает тебя. Нарочно сегодня пригнал из городу… Спиридоном тебя звать? Так, так… Давненько про тебя пали слухи. Аннушка, проведи ты его к Якову Трофимычу…

        Послушница низко поклонилась и, опустив поскитски глаза, вышла из избы. Спиридон, отвесив поклон честной матери, пошел за ней. Они опять вышли на двор. Девушка повела его в дальний угол, где двумя освещенными окнами глядел новенький бревенчатый флигелек, поставленный в усторонье.

        – Из тайги пришел? – спрашивала послушница, легкой тенью двигаясь в темноте.

        – Оттедова, голубушка… А ты кто такая здесь будешь?

        – Ято? А дочь Егора Иваныча… Мамынькато у меня померла, ну, тятя сюда меня и отдал, под начал матери Анфусе. Четвертый год здесь проживаюсь…

        – Так, так…

        У флигеля пришлось опять молитвоваться, пока в волоковом оконце не показалось бледное женское лицо.

        – Это ты, Аннушка?

        – Я, Агния Ефимовна… Вот привела к вам таежного мужика.

        Окно захлопнулось. Потом гдето скрипнула дверь, и в сенях показался колебавшийся свет. Агния Ефимовна сама отворила сени и впустила гостя. Он снял шапку и вошел в низенькую горницу, слабо освещенную нагоревшей сальной свечой. У стола в переднем углу сидели два старика – один совсем лысый, с закрытыми глазами, другой плотный и коренастый, с целой шапкой седых кудрей и строгими серыми глазами. Спиридон по этим глазам узнал в нем отца Аннушки. Положив начал, он поклонился и стал у двери. Аннушка передала грамотку отцу и ушла с Агнией Ефимовной в соседнюю горницу, притворив за собой дверь.

        Егор Иваныч надел большие очки в медной оправе и принялся читать грамотку Мисаила. Читал он долго, поглаживая седую бороду и изредка взглядывая поверх очков на стоявшего у дверей странника. Слепой лысый старик сидел понуро на своем месте и жевал губами.

        – Ну, што? – спросил слепой, когда Егор Иваныч снял очки и начал их укладывать в медный футляр.

        – А вот спросим Спиридона, – ответил Егор Иваныч. – Ну, Спиридон, што ты нам скажешь?

        Спиридон тяжело переступил с ноги на ногу, опять вытащил изза пазухи свой кожаный кошель, добыл из него чтото завернутое

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту