Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

8

согласилась. Старичок впустил Соньку и по пути ущипнул ее за щеку.

        – Подождите меня, красавицы, а я живой рукой оберну.

        Старичок еще раз пощипал Соньку по щеке и, приподняв ее лицо за подбородок, проговорил:

        – Ну, улыбнись, ягодка… хехе!..

        Он опять впился в нее своими ласковыми глазами и опять почувствовал себя жутко, когда Сонька засмеялась от щекотки.

        «Она и есть!..» – думал старик, припирая дверь, чтобы гостьи не ушли без него.

        Он ужасно торопился и, схватив первого извозчика, велел ехать к исправнику. На его счастье исправник был дома. Старик сунул стражнику какуюто мелочь и просил доложить о себе не в очередь: другие просители могли ждать. Исправник, Иван Семеныч, знал его лично и не заставил просить во второй раз.

        – Что так ускорился, Василий Иваныч? – пошутил исправник, когда старик вошел к нему в кабинет.

        – Да уж такс… Особенное такое дельцос, Иван Семеныч. Даже, можно сказать, из ума вышибло…

        Он, видимо, стеснялся, с чего начать, и все посматривал на дверь, а потом махнул рукой и торопливо рассказал про свою встречу с Сонькой.

        – Ну, так что же? – улыбнулся исправник, молодцевато подмигнув. – Ах, шалун… Давно надо богу молиться, а он вон что придумал… Хехе!..

        – Нет, вы послушайтес, Иван Семеныч… Действительно, был и такой грех: польстился. Уж очень хороша девочка: один сок… Хорошая. Послал я за ними молодца, ну, тосе, разговариваю, а как она улыбнется, значит, Сонька…

        – Ах, Василий Иваныч, Василий Иваныч… Нехорошо… – повторил исправник, качая головой. – Ведь вы, москвичи, весь уезд у меня развратили, а кругом Торговища верст на двадцать все население незаконнорожденное. Нус, улыбнулась Сонька и…

        – Меня точно обухом по голове: дочь у меня есть, так вот как есть вылитая Сонька… Даже страшно мне сделалось. Потом гляжу я на матьто: мой грех был. Еще подумал: как раз годыто Сонькины сходятся. Ну, уж тут мне совсем муторно сделалось: моя кровь эта самая Сонька…

        – Вот так фунт!..

        – И, например, эта ее мать желает непременно продать ее, Соньку, а Сонька, например, моя кровная дочь… И продаст!.. Вот я и пришел к вам, Иван Семеныч… Явите божескую милость, насчет Соньки, например, чтобы сраму этого не было.

        Иван Семеныч сделал большие глаза и покачал только головой: в его практике это был еще первый случай.

        – Что же я могу сделать, Василий Иваныч? – соображал он. – Сегодня помешаем продать – завтра продаст… Выслать в деревню могу.

        – Нет, зачем высылать – опять придет. А нельзя ли ее задержать на время ярмарки вместе с дочерью, а потом уж выпустить? Например, я объявлю подозрение на них вот сейчас же, а вы их на цепочку… Жалеючи Соньку, хлопочу, Иван Семеныч. Тоже ведь не чужая… Ох, грехи, грехи!.. И, кроме всего этого, я желаю ее обеспечить, значит, Соньку…

        Старик достал бумажник и выложил пред Иваном Семенычем пятирублевую ассигнацию.

        – Когда из высидки выпустите их, так это Соньке на приданое, – не без самодовольства проворчал он. – Тоже и на нас крест есть… Можем чувствовать.

       

        Афимья с Сонькой действительно просидели всю ярмарку

 
Самая актуальная информация профнастил от производителя здесь.

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту