Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

от удовольствия глаза. – Ловко сыграно.

        – А ты как меня понимаешь, Галанец? – хвастался счастливый успехом Вася. – Не смотри, что я в туфлях сегодня… Тебе дам десять очков вперед.

        – Подавишься…

        – Я? Давай, сейчас намочу тебе хвост, старому черту…

        Проигравшийся адвокат был рад отвязаться от партнера и тоже принялся поджигать старого маркера. Положим, этот адвокат был прохвост и, проживая в гостинице, занимался больше всего обыгрыванием захмелевших купеческих сынков, но старому Галанцу показалось обидно, что над ним смеются такие прохвосты, – они задели его за живое место. «Ах вы… шильники!» – ругался старик, молча выбирая кий. Он редко играл, но теперь нельзя было отказаться.

        – Если обыграешь Ваську, закладываю рубль, – поощрял адвокат, усаживаясь на диван. – Да нет, где тебе, Галанец…

        – Я могу даже закрыть левый глаз, – хвастался Вася, выпячивая грудь колесом. – С одним правым глазом буду играть.

        – Ах вы, шильники!.. – ругался Галанец, размахивая кием. – Да я в аглецком клубе играл в Петербурге… с полковниками… Там меньше полковника не полагается, а не то чтобы какаянибудь шантрапа. Чему смеетесь, желторотые!

        Рассерженный Галанец сначала сделал несколько промахов, но потом успокоился и кончил партию с треском, как играют только старые маркеры. Вторую партию он кончил почти «с кия», не давая партнеру дохнуть.

        – Ах, ты… сахар!.. – ругался Вася, разбитый в пух и прах.

        В это время Галанец только хотел сделать шара, но остановился, посмотрел на Васю сбоку и спросил:

        – Как вы сказали, сударь?

        – Я говорю: сахар…

        У Галанца задрожал в руке кий. Он еще раз посмотрел на Васю и уже вполголоса прибавил:

        – Карпуто Лукичу сынком приходитесь?..

        – А ты почему знаешь?

        – Да поговоркато ихняя… Помилуйте, как мнето этакого слова не знать? Тото я все присматриваюсь к вам: лицо знакомое, а узнать не могу. А вот поговоркуто узнал…

        Вася был сконфужен этим открытием и только таращил глаза на маркера.

        – Ну, что же вы остановились? – спрашивал адвокат.

        – Не могу… устал… – бормотал Галанец, бросая кий.

       

II

       

        Ночью в каморке Галанца долго светился огонь. Каморка была крошечная, как нора, гдето под лестницей в номера, но всетаки свой угол, где сам большой, сам маленький. В углу на столе горела дешевая жестяная лампочка, и тут же стояла бутылка с водкой. Вася сидел на стуле, облокотившись руками на стол, а Галанец кружился по комнате.

        – А про Поцелуиху слыхали? – спрашивал старик.

        – Это где кладто?

        – Шш!.. – зашипел старик, поднимая руку. – Что вы, Василий Карпыч, еще, пожалуй, услышат… Не таковское это дело, сударь.

        Вася засмеялся и махнул рукой. Это движение обидело старика, но это было минутное чувство, которое сейчас же сменилось чемто таким любовным и ласковым… Галанец все смотрел на него, вздыхал и время от времени повторял:

        – Эх, Василий Карпыч… а?.. Вася… Ведь еще малюточкой, можно сказать, на руках тебя нашивал, и вдруг… Эх, Вася, Вася, нехорошо! Так нехорошо, что и не выговоришь… Какое уж это занятие – в аманах при барыне состоять!

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту