Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

Флегонт Флегонтович повернул неловко ногу во время давешней борьбы и теперь охал и стонал при каждом движении.

       

VII

       

        – Надо первым делом в Причинку воротиться, чтобы составить акт и всякое прочее, – решили в голос Собакин и Агашков, когда немного пришли в себя. – Мы допекем алеута… к исправнику… к губернатору пойдем. Разбой на большой дороге… в лесу… да мы всех екатеринбургских адвокатов натравим на алеута.

        Потерпевшие ругались, как умели, и старались изобрести тысячи самых ядовитых способов извести алеута. Как все очень рассерженные люди, они не только сами верили своим жестоким намерениям, но требовали непременно, чтобы и все другие разделяли их чувства. Мы с Гаврилой Ивановичем сделались невольными жертвами этого озлобления и принуждены были выражать свое полное согласие.

        – Я к губернатору, Гаврила Иваныч… – приставал Собакин к нашему «вожу», который почесывал затылок и несколько раз повторял одну и ту же бессмысленную фразу: «Ах, чтоб тебя расстрелило!..»

        – Нет, ты скажи, ведь мы его узлом завяжем? – приставал Собакин, размахивая своими короткими руками. – У меня есть один знакомый в канцелярии губернатора из поповичей и такая дока, такая дока… Ведь мы пропишем, Гаврила Иваныч, алеуту горячего до слез… а?! Вот и Глеб Клементьевич тоже…

        – Обыкновенно, оборудуем, – благочестиво соглашался Агашков, разглаживая свою седую бороду. – У меня тоже есть один знакомый в духовной консистории.

        – В светлеющий синод надо бумагу подать, – советовал Гаврила Иванович, дергая плечами. – Ах, чтобы тебя ущемило… Ну и разбойник!..

        – А я еще раньше это предугадывал… – припоминал Флегонт Флегонтович. – Помните? Я несколько раз говорил: «Что это от Могильниковой никого нет?» А вот она и объявилась… И нашла же кого послать!

        – Да кто он такой, этот Чесноков? – спрашивал я, воспользовавшись маленьким перерывом, когда Флегонт Флегонтович переводил дух.

        – Алеутто? А черт его знает, кто он такой… Всего года два как объявился в наших местах. Я с ним в Верхотурье в первый раз встретился, даже раз в карты играл. Он тогда адвокатом был и все судился с кемто. Ну, парень ничего, и на разговор как по писаному режет. Сначалато всем даже очень понравился, и в хорошие дома везде принимали. Некоторые верхотурские дамы даже очень уважали этого самого алеута, потому, сами посудите, – детина десяти вершков росту, любо смотреть. Ну, обыкновенно, место глухое, дамочкам это даже очень любопытно казалось этакого зверя прикармливать, а потом он себя и оказал, тактаки сразу и оказал – весь как на ладонке. Именины были, и Чесноков тут же. Ну, как попало ему хорошенько за галстук, он и произвел – четверых отколотил… Силища, как у медведя. Двоих схватил за бороды да головами и давай друг о дружку стучать, чуть живых отняли. Чистый дьявол… и на руку скор, страсть! Както в театре в Перми идет в антракте в буфет, а навстречу купец и не сворачивает – алеут в ухо, а купец, как яблоко, и покатился. Уж теперь все этого алеута знают и чуть что – сейчас подальше. А как он попал к Могильниковой – ума не приложу… Такая степенная дама и вдруг этакого

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту