Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

22

часов скоро, – говорил Собакин, со спичкой разглядывая циферблат своих часов. – Далеко отсюда?

        – Версты три, надо полагать, будет; в час доедем.

        – Часик подождем.

        Ехать прямо на заветное местечко прежде времени мы не могли, потому что на нас могли набежать другие партии и начать спор по заявке. Но, с другой стороны, полная неизвестность являлась тяжелым кошмаром для всех. Время тянулось убийственно медленно, как при всяком ожидании, и Флегонт Флегонтович беспрестанно жег спички, чтобы посмотреть, сколько осталось.

        Ровно в одиннадцать часов мы трогаемся в путь в мертвом молчании, но лес кругом гудит от конского топота и торопливо шмыгающих людей. Мимо нас проскакала партия верхом на лошадях; гдето далеко рубят дерево, и каждый удар топора звонко разносится в ночной тиши. Вероятно, это готовят разведочный столб. Вот гдето совсем близко посыпались тоже удары топора, ктото рубит лихорадочной, неумелой рукой. Опять встреча, едут на двух телегах, разъезжаемся молча – ни слова. Торопливо бегут какието мужики с лопатами и топорами. Уж близко совсем, вот и небольшой пологий ложок, который спускается корытом к Причинке.

        – Здесь… – шепчет Спирька.

        Флегонт Флегонтович отряжает Пластунова с Гаврилой Ивановичем вверх по Причинке, к какомуто Семенову Бугру, где он должен ждать сигнала и сейчас же ставить разведочный столб.

        – Как я заиграю, значит, место свободно, ты сейчас и катай столбы и шурфы, – наставительно шепчет он своему доверенному. – Через полчаса, чтобы все было готово… Слышишь?.. Я как заиграю, ты сейчас и действуй.

        Партия Пластунова исчезает в густой сосновой заросли, а мы остаемся на ложке, в ожидании двенадцати часов. Заветное местечко на полверсты ниже, но занимать его теперь рано, можно только привлечь внимание проходящих мимо партий. А народ так валит и валит, все дальше, вверх по Причинке; каждая новая партия заставляет переживать скверное чувство: а как она да наше место и захватит? Но пока все благополучно – все проходят мимо.

        – Начинай, благословясь, – командует Флегонт Флегонтович, откладывая несколько широких крестов. – Ну, восемь минут осталось… пора.

        Мы отправляемся вниз по Причинке, которая здесь шириной всего несколько аршин, а в некоторых местах ее просто даже можно перескочить с разбегу. Лошади остались на месте, а мы идем пешком.

        – Скорее, скорее… – торопит Флегонт Флегонтович, задыхаясь на ходу. – Спирька, где местото?

        – Да вон березато развилашкой стоит, тут и место, – объясняет Спирька, едва поспевая за Собакиным на своих кривых ногах.

        За нами несколько рабочих несут разведочный столб.

        – Стой! – командует Флегонт Флегонтович, когда мы поравнялись с указанной березой. – Ровно двенадцать часов… ставь столб!

        В подтверждение своих слов он показывает нам свои часы; Спирька с двумя рабочими копают яму, а Флегонт Флегонтович вынул из кармана футляр с флейтой, собрал инструмент, и по лесу далеко покатился вальс из «Корневильских колоколов»:

       

    Ходил три раза кругом света

    И научился храбрым быть…

       

        В ответ на вальс послышался глухой выстрел

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту