Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

и бывший дореформенный заседатель, и бывший становой, и бывший судебный пристав, и бывший педагог, и бывший музыкант, и еще бывшие бог знает где и бог знает чем, но непременно бывшие, что и было видно сразу по остаткам барских замашек и костюмам, в манере держать себя, в прононсе с оттяжкой и шепелявеньем. Эти бывшие – в большинстве неудачники, которым не повезло и которые явились сюда еще раз испытать одну лишнюю неудачу. Они так уж и держались вместе, поглядывая на остальных свысока: дескать, если бы вы, господа, видели нас в прежнието времена, когда… гм!.. черрт поберри!

        Отдельной артелькой сбилось несколько раскольников из Невьянска и из Ревды, – угрюмый и неприветливый народ, глядевший на всех остальных никониан исподлобья. По костюму – купечество средней руки, может быть, какиенибудь прасолы и скотогоны или гуртовщики. Крепкий народ и держит себя оригинально, хотя сильно смущается табачным дымом. Особенно хорош был один седой сердитый старик, точно весь высеребренный.

        – Уж этаким старикам на печке бы сидеть да грехи свои замаливать, – ворчал Собакин несколько раз. – А тоже золота захотел.

        – Нэхай покопае – лишние гроши и прокопае, – равнодушно цедил Середа, не обращаясь, собственно, ни к кому.

        – Только мешаться под ногами будет, старый черт… Еще гденибудь задавят в суматохето, а то сам завалится куданибудь в ямку и подохнет, – не унимался Флегонт Флегонтович.

        Из «бывших» на некоторое время привлекали общее внимание двое отставных военных – ташкентский майор и какойто сомнительный кавказец. Очень подержанные, очень нахальные и очень жалкие в своем гражданском виде, они держали себя с видом людей, которым уж и терять ничего не осталось. Вот у этих сомнительных воинов и возникло какоето недоразумение специального характера, чтото вроде вопроса о чести мундира; может быть, это были старые счеты, но недоразумение перешло в крупный разговор, потом в ссору и, наконец, заключилось вызовом на дуэль. Дуэль в деревне Причине – это одно уж чегонибудь стоило… Но вся буря кончилась ничем, потому что не оказалось соответствующего оружия: собранные со всего стана револьверы оказались разных мастеров и разных калибров.

        Остальная «публика» состояла из разных доверенных и просто приказчиков, посланных сделать заявки непременно на Причинке. Это был все народ подневольный, не имевший самостоятельного значения, хотя и представлял собой громкие имена уральских богачей.

        – Удивляюсь, что это от Могильниковой никого нет! – несколько раз повторял Флегонт Флегонтович, наводя справки о прибывших партиях. – А они должны быть здесь… То есть, натурально, сама она не поедет, а доверенного пошлет. Уж тут недаром, не такая баба, чтобы маху дала. Пробойная баба, одним словом… Только что у нас будет – одному богу известно. Слышали: Агашков заводских лошадей выставил до самого Екатеринбурга, чтобы опередить всех с заявкой. И Кун тоже, и Кривополов…

        – А вы как?

        – Мы?.. Мы малыми дорогами их обгоним всех… Хехе! Тут ведь дороги каждые десять минут… да. Я Пластунова пошлю верхом о двуконь, покиргизски… Эх, жаль, у меня Воронка

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту