Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

5

Вон благочинных запретили выбирать… Везде суд, да доносы, да подозрения, – говорил както отрывисто о. Яков и вдруг спросил: – А где у нас Прошка, мать?

        – Сам знаешь где, – неохотно ответила матушка.

        – Это он в Полому забрался? Да не пес ли… не за столом будь сказано… Да Ксенофонтто разорвет его, как дохлую кошку… Ну и народец только нынче пошел!..

        Отец Яков все время сильно волновался и несколько раз принимался бранить то Петербург, то Прошку. Кинтильян хранил самое упорное молчание и не проронил ни одного словечка. После обеда о. Яков увел меня в горницу, закурил свою деревянную трубку и опять навел разговор о Петербурге. Несколько раз он среди своей речи бросал трубку, рылся в газетах и вынимал какойнибудь номер, где карандашом было отмечено все достойное примечания.

        – Нет, он нам вот где, ваш Петербургто, – говорил старик, указывая на свой могучий затылок. – Ой, как солоно он приходится… Да! Хорош Питер, да бока повытер… Кажется, живешь себе в таком месте, что и ворон костей не заносит, а глядишь – не тутто было. Да!.. Прежде я этих самых газет и в руки никогда не брал, разве про войну прочитаешь, а нынче неет… Ждешь не дождешься номерато, как Христова дня. Не прежние времена… Вон мужики – и те как газеты любят читать. Недаром, видно, пословица сложилась, что в городе дрова рубят, а в деревню щепки летят…

        Вечером матушка Руфина приготовила пельмени, а когда мы уже сидели за столом, явился и Прошка – из Поломы. Он был верхом и едва мог спуститься с седла. Пошатываясь, вошел он в кухню и красными, воспаленными глазами посмотрел на всех. Плотный, коренастый Прошка цвел завидным здоровьем.

        – Ну, что, не отколотил тебя Ксенофонт? – спросил о. Яков.

        – Ннет… мы помирились, – заплетавшимся языком ответил Прошка, стараясь сохранить равновесие, а потом покрутил головой и улыбнулся пьяной блаженной улыбкой. – Мы с Ксенофонтомто целую четверть раздавили, родитель… А я ему всетаки покажу! Нет… я ему… Он меня сначалато за ворот схватил…

        – Я бы на его месте так просто удавил бы тебя, яко смердящего пса! – заметил о. Яков. – Взятку, небойсь, хотел взять?..

        – Ннет, зачем взятку брать… закон не велит, а вот четвертную мученицу ничего… не воспрещено…

        Прошка только теперь заметил меня и сейчас же преобразился, принял деловую осанку, нахмурил брови и строго спросил:

        – А позвольте, милствый гсдарь… документы!

        – Я тебе покажу такие документы, что ты у меня не будешь знать, которым концом сесть… – зарычал о. Яков.

        – Да я так… пошутил… – осклабился Прошка и, махнув рукой, прошел в горницу.

        Отец Яков хотя и храбрился все время, но я заметил, что он не в своей тарелке. Нетнет и посмотрит в окно както изза косяка, точно он опасался какойто засады или нечаянного нападения. Матушка Руфина тяжело вздыхала и подбирала губы оборочкой, делая вид, что ничего не замечает.

       

IV

       

        Вечером мы долго калякали с попом Яковом, сидя на завалинке во дворе. Говорили о разных разностях и, между прочим, о местных новостях.

        – Ябеды везде пошли, – объяснил мне старик. – Прошкато, – видел

 
http://makulatur.ru/ прием полиэтилена москва покупаем отходы пвд и пнд в москве.

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту