Дмитрий Наркисович Мамин-Сибиряк
(1852-1912)
Русская классика
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

В комнате слышны были только подавленные рыдания Наташи.

        – Так ты вот какая! – строго проговорила старуха.

        – Какая, мамынька?

        – А такая… Все я знаю, милушка, и неспроста к вам приехала. Вот скажу мужуто, так и узнаешь, какая ты мужняя жена. Страмишь отца с матерью да добрых людей смешишь… Ты думаешь, добрыето люди не видят ничего? Все, матушка, видят, да еще и своего прибавят… Муж не люб, так другой приглянулся. Сказывай, змея, не таи…

        – Ничего я не знаю, мамынька!

        – А! не знаешь? Так я тебе скажу, зачем ты в Новый завод ездишь…

        – Мамынька, родная…

        – К гордецу Никашке ездишь… Все знаю!

        Последнее сорвалось с языка Амфеи Парфеновны сгоряча; она могла только подозревать, но определенного ничего не знала. А Наташа даже отскочила от нее и посмотрела такими большимибольшими глазами. Ее точно громом ударило.

        – Мамынька, господь с тобой!

        – Все знаю!.. Ох, согрешила я на старости лет!..

        – Как же ято не знаю, мамынька? Люб он мне, Никон, а только не в чем мне и богу каяться… Он и смотреть на меня не хочет, а ты какие слова говоришь! Я и мужу то же скажу, постылому… Не жена я ему, чужая в дому!.. Судитьто всяк судит, а слезто моих никто еще не видал…

        Так ничего и не добилась Амфея Парфеновна, с тем и домой приехала. Целых два дня она не показывалась из светлицы, а потом позвала Федота Якимыча.

        – Сгоняйко в Новый завод, Федот Якимыч, да привези мне эту Евстигнееву попадью, – говорила она.

        – Нарочного можно послать, Феюшка, – пробовал возразить старик.

        – Это я и без тебя знаю. Наслушим всех, ежели через нарочного попадью вытребуем… А с тобойто она по пути приедет, будто сама выпросилась. Надо мне ее, белобокую сороку… Разговор серьезный имею.

        Федот Якимыч пробовал было сопротивляться, но из этого ничего не вышло, – старуха была непреклонна. Целую ночь он ворочался с боку на бок и вздыхал, а наутро в последний раз сказал:

        – Не поеду я, Феюшка…

        – Нет, поедешь, коли тебе говорят русским языком.

        Ну, ехать так ехать… До Нового завода было всего верст сорок. На другой день Федот Якимыч вернулся и привез с собой попадью. Он нарочно приехал затемно, чтобы люди не видали, какую он с собой птицу привез. Попадья тоже струсила и всю дорогу молчала. О грозной раскольнице Амфее Парфеновне она много слыхала, но видать ее не случалось. Зачем ее вызвала старуха, шустрая попадья смутно догадывалась. Всю дорогу она молчала и со страхом вступила в грозный господский дом. Немушка Пелагея провела попадью прямо наверх, в светлицу, к самой Амфее Парфеновне; та грозно оглядела званую гостью и без предисловий спросила:

        – Ну, жарптица, рассказывай, чего вы там намутили? Да у меня, смотри, не запирайся, – насквозь вижу.

        Начался грозный допрос. Попадья боялась больше всего, что не о Федоте ли Якимыче пойдет речь, а когда поняла, что дело в Наташе, вздохнула свободно. Никон и внимания никакого не обращает на нее, хотя она действительно сильно припадала к нему и, можно оказать, даже женский свой стыд забывала. Не иначе все это дело, что Наташа испорчена, решила попадья в заключение,

 

Фотогалерея

Mamin 10
Mamin 9
Mamin 8
Mamin 7
Mamin 6

Статьи








Читать также


Повести разных лет
Сибирские рассказы
Уральские рассказы
Поиск по книгам:


Сказки и рассказы для детей
ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту